Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
Вам не пришло письмо с кодом активации?
  Просмотр сообщений
Страниц: [1] 2 3 4 ... 9
1  Свободное общение / НЕ про Канаду / Re: Ad modum : 25 Ноябрь 2021, 12:45:41
Яков Есепкин

«Стихотворения из гранатовой шкатулки»

 Каверы


XVI


Во надмирной юдоли гореть
Феям тьмы с божедревкой наскучит,
Положат нам еще умереть,
Несоцветность бессмертию учит.

Вновь ли Марфа обносит столы,
Ночь вифанская дышит глубоко,
Фарисеи ль опять веселы
О лафитниках – око за око.

И дадут Господь-Богу вино,
Апронахи сменят багряницы,
И в кадящейся цвети равно
Он узрит ледяные свечницы.

XVII

Вертограды чадящий нефрит
Изольют во сады юровые,
И увиждим – всетронно горит
Наше вретище, мы ли живые.

Аще мгла, это мы ль, вопия
Славим небы, молимся аллее
С тенью звезд, август, чаша сия
Паче неб и парчи тяжелее.

Со перстов наших воски текут,
Прелились оне в черные свечи,
Где по барве и цвети влекут
Нас порфирные млечные течи.

XVIII

Стража тьмы опочинет в садах
Елеонских, умчат колесницы
Герцогинь -- мы о нощных звездах
Совием тусклой кровью стольницы.

Аще плачут сильфиды по нам,
Яко чахнут юдоли язмины,
Мы доверимся вещим ли снам
И разбавим их мглою кармины.

Ах, тогда и начнут пировать
Фарисеи, по амфорной чаше
Желть вести и язмин обрывать,
На столы воск порфирный лияше.

XIX

Алавастры темней и темней,
Низа полнит начиние хмелем,
Это пир соваяний теней,
Их диаментным чествуют элем.

Нас июльская сень поманит
И оцветятся барвой лампады,
Всяк обручник теперь именит,
Сад ночной восхищают цикады.

Сколь Господе заглянет в окно
Венцианское – узрит о цвети,
Как становится кровью вино
И молчат фарисеи и дети.

ХХ

Эльфы пурпуром дышат однем,
Ночью тихой, елико живые,
Гипс фамильных аллей оминем,
Совиясь, удивим пировые.

Стол августа всещедр и богат,
Звезды смерти юнетки считают,
За нефритом – и темный агат,
Дивно Фреи цвета сочетают.

Ах, над всем этим вишни, гляни,
Сукровичные с чернью виньеты,
И каждятся в порфирной тени
Наши витые мглой силуэты.
2  Свободное общение / НЕ про Канаду / Re: Ad modum : 15 Ноябрь 2021, 11:01:43
Яков Есепкин

«Стихотворения из гранатовой шкатулки»

 Каверы

XI


У Эреба велики балы
И ночные музыки чудесны,
Молодые резвятся юлы,
Пированья сие ль не одесны.

Вьется мускус, аромы летят,
Хмель щадит герцогинь безобразность,
Ах, и ангелы сами хотят
Пригубить со бочонков алмазность.

Не сюда ли влекут нас оне,
Смертоимные одницы Геи,
В ледяном восточаясь огне
И чаруя диаментом веи.

XII

И еще пировые темны,
Лишь надежды гостей исцеляют,
Но уже фавориты Луны
По алмазным дорожкам гуляют.

Разливайте в начинье арак,
Данаиды веселые, где вы,
Феи ночи, шелковый сумрак
Вас таит, милоокие девы.

Наваждение это ль, обман
Ветхих сеней, прелестниц альковных,
Пусть и вьется надмирный туман
О тлеющихся пудрах церковных.

XIII

Бледной кровию майских аллей
Очарованы внове менины,
Кто чудеснее их и милей,
Чьи прелестнее снов именины.

Ах, каждятся в летящем огне
Меловые со цветью виньэты,
Не над нами ль рыдают оне,
Паче звезд ли во мгле силуэты.

Вот стоим соваяний темней
С бутоньерками тусклого мая,
Из остья и крушницы теней
К чермным плахам жасмин вознимая.

XIV

Возберутся пеять ангелки,
Суремой наполнятся амфоры,
И порфирные наши мелки
Небодержные выжгут фарфоры.

А и что, а и что горевать
О юдольных пенатах и сенях,
Цвет граната с тоской обрывать,
Аще вечно мы в белых сиренях.

Нощной млечности хватит ли всем,
Хоть бы зрите во мраках, гиады,
Как меловницы плачут по сем
Бледным агнцам, чарующим сады.

XV

Оведет золоченый кармин
Переспелые вишни и хлебы,
Зри точеность  всещедрых емин,
Это пир не у славной ли Гебы.

Се, вольно аонидам хвалить
Колченогих владетелей цвета,
Диаментами панночек злить,
Юд встречать из шумного корвета.

И еще на столы сонесут
Млечных вишен с траурной каймою,
И тогда премолчавших спасут –
В барвах звезд и со цветью немою.

3  Свободное общение / НЕ про Канаду / Re: Ad modum : 08 Ноябрь 2021, 11:34:13
Яков Есепкин

«Стихотворения из гранатовой шкатулки»

 Каверы

VI


Пурпур ветхий с ланит сотечет --
И порфирные воски истлятся,
Туне агнцев Господе влечет
К сем божницам, какими целятся.

Исполать, прекричим, исполать
Всефамильным аллеям угольным,
Наши тени и нощно пылать
Будут здесь во укор неглагольным.

Хоть из сеней кивнем зеркалам,
Чая цветь и влачась областями,
Где серебро ведут по челам,
Овиенными тьмою кистями.

VII

Мы любили, Господь, алавастр
И венечия райской лепнины,
В тусклом золоте флоксов и астр
Отмечали свое именины.

Спит юдоль, на куски, на куски
Вся разбилась порфирная сводность,
О хлебницах молчат ангелки,
Им урочна сия неисходность.

А пиры золотыя опять
Претекут, мы небес не алкаем,
Хоть узри, как не можем стоять,
Как цветочною мглой истекаем.

XIII

Изукрасим волошки сурьмой,
Оведем черно-красной виньетой,
Мы ль в музее барбарском с Чумой,
Соваянья, забвенные Летой.

Виждь, губители хлебы ядят,
Хмель июля алкая, давятся,
Тще за нами оне преследят,
Яко выследят – се, удивятся.

Тьма лиется из наших очниц,
Свиты чела сурьмой ледяною,
И горят воски тонких свечниц
Неистечною цветью чермною.

IX

Вертоград августовских теней
Звездный холод и млечность внимает,
Юродные Аида темней
Мглы, сумрак их какой донимает.

О пенатах чудесные сны
Преложились, иные, иные
Мы картены следим, взнесены
Очи наши во тьмы ледяные.

Ветхий сад в неумольных своех
Чермных сенях нам, Господе, мнится,
И страшит кущ цимнийских сиех
Мертвой цветью, и к главам клонится.

X

Воск червовый на хлеб солием,
Аще время цветов миновало,
Очаруй нас еще, Вифлеем,
В крови роз ли твое опахало.

Что и слушать безумных Сирен,
Плещут волны о мраморник неба,
Каждый мытарь одесно смирен
И не алчет порфирного хлеба.

Мы, Господе, с божниц выписных
И сошли, всяк бессмертье алкает,
И во кущах молчим ледяных,
И по лбам нашим воск истекает.


4  Свободное общение / НЕ про Канаду / Re: Ad modum : 31 Октябрь 2021, 11:42:47
Яков Есепкин

«Стихотворения из гранатовой шкатулки»

 Каверы

I

Это мы восстенаем, се мы,
Это наше урочество Лете,
Пара статуй в музеуме тьмы
О порфирном небесном корвете.

Принесут Господь- Богу вино,
Аще таинства жива изветность,
И равно Он увидит, равно,
Как стекает по лбам нашим цветность.

Как серебро течет и течет,
Млечным воском рамена сводятся
И горят, и тогда Он речет:
Сеи мытари к свету годятся.

II

В алавастровых чашах ли яд,
Се ль пиры, коих ангелы ждали,
Ночь пуста, мы опять у гияд,
Туне, туне цевницы рыдали.

Что немолвствуют призраки тьмы,
Соваяния наши каждятся,
Навели по раменам каймы
Феи неб и томительно рдятся.

Виждь хотя нас, Господе, о сех
Барвах нощи, мелованных глиной,
С чермной цветью и мглой на власех –
Премолчащих под битой лепниной.

III

Всепорфирных висячих цветниц
Тьма не гасит холодную млечность,
Высоко ли молчанье цевниц,
Выше неб сеней рая беспечность.

И еще бьет начиния мгла,
И мятутся горящие фавны,
Чела наши каймою свела
Цветь садов, но мученья подавны.

Хмель увил пировые, а мы
Никуда уходить и не тщились,
Зри – стоим в барвах червной сурьмы,
Коей хлебы и воск пресочились.

IV

Август поздние вишни в черни
Щедро сыплет во амфоры сеи,
Кто всенощно пирует, гляни,
Фарисеи, одне фарисеи.

Но туманны еще зеркала
И цветницы исчадно пылают,
Соваянья еще круг стола
Очеса нам сурьмой застилают.

Феи мертвые дьяментный мел,
Зри, ведут по хлебам благовонным,
Где с волхвами царь Ирод немел,
Цветь каждя над пасхалом червоным.

V

Ночь Вифании снова горит,
Ужин тайный соцветен звездами,
Не лепнина – сие лазурит,
И к нему ли брели мы садами.

А и туне бежать веретен
Дивам юным, царевнам альковным,
Где влачат нас вдоль мраморных стен
В назидание чадам церковным.

Лишь хотели мы весть по сеим
Битым чашам порфировость цвети,
И с кистями, Господе, стоим,
Тьму лияше во райские нети.


5  Свободное общение / НЕ про Канаду / Re: Ad modum : 23 Октябрь 2021, 09:41:45
Яков Есепкин

«Стихотворения из гранатовой шкатулки»

 Порфирность
                   
Третий фрагмент


Дует северный ветер, о цветь
Юровую сильфиды биются,
Кто еще о звездах днесь, ответь,
Лишь по ним и мученья даются.

Нам ли, нам ли со южных ночей
Доносили аромы зефирность,
Негой веяли, се, палачей
Ныне виждим однех и порфирность.

Но скудельные чаши цикут,
Выльют небы оцвет бальзаминов,
И архангелы нас провлекут
Мимо вечных тлеенных жасминов.

Седьмой фрагмент

Воск свечельный звездами претлим,
Аще ныне темно от лампадок,
Был наш сад горним цветом палим,
Стал разорен, разорен и падок.

Сей во мгле и горел виноград,
Крыша мира темнее Отчизны,
Всенебесный лазоревый град
Уготовил балы нам и тризны.

И вольно же обручникам тьмы
Яд алкать и тиранить цевницы,
Где каймами убойной сурьмы
Сводят нас по раменам цветницы.

Девятнадцатый фрагмент

Огони пировых угасят,
Нощный сад оведет червотечность,
Се, нещадно миазмы висят –
И нещадна вишневая млечность.

Этот мрамор воздышит одной
Тленной желтию, сонник Эреба
Полн химерами, их по одной
В снах язминовых чествует Геба.

Иль еще ангелки принесут
Весть благую и вретище наше
С юровыми звездами спасут,
На мрамор цветь со кровью лияше.

Тридцатый фрагмент

Это мая порфировый мел,
Се надрайской лепнины величье,
Где и Феб сладкозвучный немел,
Где сильфиды меняли обличье.

Соглядайте еще ангелки
Ювенильных ваяний цетрары,
Огневые таят бродники
Юной Цинтии нежные чары.

Ах, восторг сей камены вспеют,
Днесь их рамена в цвете немеют,
И бессмертие небы лиют,
И убить премолчащих не смеют.

Тридцать четвертый фрагмент

Время истинно речь иль молчать,
Не затворы, так ветхие сени
Будут нас о звездах привечать,
Мы найдем их ночные ступени.

Благодарствие цвети юров,
Нет оврага с черемухой краше,
Убежим со исчадных пиров,
Млечность, млечность на хлебы лияше.

И начнут фарисеи тиснить
Вишни мглой, по еминам и соли
Весть канвы, и тлеющую нить
Мы тогда воплетем в сон юдоли.

Принты

Седьмой фрагмент

Очеса барвой снов прелием,
Хоть сейчас о звездах апронахи
Будут знаком, пылай, Вифлеем,
Виждь – поят фарисеев монахи.

Виждь обводки червовых стольниц,
Не над семи ль камены рыдали,
Вечна глория падших столиц,
Кои нощно герольдов не ждали.

И еще соявимся туда,
Где лампады горят ледяные
И каждится во барве Звезда,
И порфирность следят юродные.

Девятнадцатый фрагмент

Льет охладу чудесную сад,
Это Божие ль, чаде, зелени
Иль в горящих скульптурницах Ад,
Годно се, чтоб упасть на колени.

Меж скульптур и кого преглядеть,
Восклониться каким пируэтам,
Бледным отрокам должно седеть,
Нисходяше о мраморе к Летам.

Сколь одесных певцов не спасти,
Феям бала урочен лишь траур,
Мы и будем сквозь шелк их вести
Черный принт по незвездности аур.

Двадцать пятый фрагмент

Вновь июльская ночь холодит
Золотыя венечий лепнины,
Вновь отраву Геката сладит
И беспечно виются менины.

Плачьте, плачьте, музыки, вино
Допием, чая мглу о хлебницах,
И тогда вы узрите одно
Чернь тлеющую в наших зеницах.

Яко нет боле тусклых цветов
Для успенных и сладостной хвои,
Мы хотя изо пламенных ртов
Темной цвети исторгнем сувои.

Тридцать девятый фрагмент

Темный морок стольницы овил,
Чадных свеч шестигранники тлеют,
Ангел пира не хлебы явил,
А цветы, кои дивно алеют.

Научайся, Моцарт, волшебству,
Флейты ныне мертвы и негласны,
Убивают детей по родству,
Их фамильные тени атласны.

Лишь гиады к столам поднесут
Халы мрака, чиненые мелом,
Эльфы чад на мгновенье взнесут
Во диаментном сне онемелом.

Шестьдесят первый фрагмент

Из бочонков подвальных вино
Данаиды сливают в куфели,
Мы и звездность испили давно,
И сокрасили мороком ели.

Се, одесно горит мишура
Над столами, сколь ангелы чают
Нас теперь, сколь о золоте бра
Юных див и царевен встречают.

Расточись, вековая тоска,
Суе Иды еще веселятся,
Где бессмертия нить всетонка
И лишь принты незвездные тлятся.





6  Свободное общение / НЕ про Канаду / Re: Ad modum : 09 Октябрь 2021, 13:59:27

Яков Есепкин

«Стихотворения из гранатовой шкатулки»

Под легкой сенью колоннад

Восьмой фрагмент


И восплачут музыки, теней
Соваянья и вершники ада
Будут нощи вифанской темней,
Станут млечными призраки сада.

Не ждали нас обручницы тьмы,
Не искали матроны честные,
Это мы, это, Господе, мы
Барву льем в рамена ледяные.

И еще под кимвал и цевниц
Скорбный плач расточится зефирность,
И сквозь мертвую роскошь цветниц,
Сквозь остье мы соявим порфирность.

Десятый фрагмент

Август черные ленты дарит
Оглашенным к всенощному пиру,
Сам Эреб с тьмою блудниц мирит,
Воск альковный подобен лепиру.

Что, Иосифе, выжжем сурьму
Хоть и кровию, наши мытарства
Стоят звезд, не соучим письму
Аонид, так венчаем на царства.

Но фарфоры каждят и каждят,
Яствий полны столы выписные,
И отмщенных царевн пресладят
Барвы свеч и кутьи ледяные.

Двадцать пятый фрагмент

Колоннады июля во тьме,
А еще веселы меловницы,
Праздник неб, о чудесной арме
Льют нектар золотыя цветницы.

Именинных свечей нанесем
К чермным вишням на тортах высоких,
Мило это урочество сем
Бледным феям пиров одиноких.

И увидит Геката сквозь цветь
Черно-желтую, башен лепнины,
Как те свечки начнут огневеть,
Славя присных теней именины.

Сороковой фрагмент

Майской цветью искрасим столы,
Оведем ли серебром червонным,
Аще Троица, будем светлы,
Мелом, нощность, сияй благовонным.

Иль угодно кипящим садам
Пасхи белые петь, аллилуйе,
Мне отмщение аз и воздам,
Се, для нас это молвили всуе.

Ах, смертливые осы парят,
Ветходержный фаянс наш во течи,
И нещадно, нещадно горят
Меж букетников темные свечи.

Принцессы и дивы пиров

Седьмой фрагмент

Хвою темным серебром ведут
Золотыя принцессы и гномы,
Ягомостей окарины ждут
И небесных полей астрономы.

Ночь волшебная, столы цвети
Антикварные, лейся шампанским,
Над юдолию черной лети
К негу пьющим садам Гефсиманским.

Ах, чудесные яства пиров
И юдиц ли манят оглашенных,
Где всетечность разбитых шаров
Отражает богинь совершенных.

Двадцать девятый фрагмент

Нощно юдицы шелки свое
Цветом елочным гасят, фарфоры
Искушая, блюдут остие,
Иль подружки им -- хладные Оры.

И зачем этих пиров бегут
Меловницы, лафитники яды
С воском чают и фей стерегут
Млечной пудрой витые гияды.

Ах, Урания, пьяны оне,
Чела бледные тушью соводят,
И мелятся о темном огне,
И круг спящих принцесс хороводят.

Тридцать седьмой фрагмент

Торты с чермною вишней белы,
Пляшут Цины, грозят эвмениды
Им фривольно и внове столы
Щедрой Гебы пеют аониды.

Хвоя, хвоя, одесно гори,
Умиляй кареоких юнеток,
Где белену алкают цари
И во яде серебро монеток.

А найдут в пировые – следить
За еминами злобные Ханны,
Мы и будем их шелки студить,
Яко дивы пиров недыханны.


7  Свободное общение / НЕ про Канаду / Re: Ad modum : 29 Сентябрь 2021, 11:45:37
Яков Есепкин

«Стихотворения из гранатовой шкатулки»

Пиры у Тийи

Второй фрагмент


Неба одницы славят златых
Бассарид, мы и сами во цвети
Дионисий чаруем святых,
Льем всенощность в порфирные нети.

Доливайте харитам вина,
Оды к радости паче терзаний,
Ах, очнемся ль от дивного сна,
От печальных и томных лобзаний.

Будет царственно Тийя молчать,
А фиады шелками увьются,
Где и можно еще воскричать,
Где о хлебах юродные бьются.

Четырнадцатый фрагмент

Золотые со чернью врата,
Статной Гелы пустые очницы,
Се бессмертие, се и тщета,
Нощно вейтесь, Аида цветницы.

Лишь за немость и будем платить,
Речь востщатся ль еще пуританки,
Скорбный мелос каменам ли чтить,
Любят дактили сех и альтанки.

Но, Летия, высоко, гляни,
Златом блещут маруты о слоте
Черных траурных неб и огни
Звезд крушатся в их грозном полете.

Пятнадцатый фрагмент

Се, ars longa, но тленная мгла
Небодержных певцов овевает,
А и всякой царевне -- игла,
Всяка черные вишни срывает.

Шелки, шелки есть неба вуаль,
Плата гоям за цвета порфирность,
Не тускнеет священный Грааль,
А литаний тускнеет эфирность.

И холодные рамена дев,
Млечных лядвий шелка и виньеты
Бассариды вспоют, соглядев
Приснобелые их силуэты.

Двадцать пятый фрагмент

Дионисии – ныне вкушать
Хмеля негу вольно аонидам
И бессмертие юнам внушать,
И молиться небесным планидам.

Вновь тийады со цветью лиют
Мглу и золото в кубки ночные,
Меловые хористки пеют,
Веселятся зане юродные.

Ах, и мы круг фаянсов, и мы –
Славим август и дев нареченных,
Пара статуй в музеуме тьмы,
Лишь вишневым огнем сомраченных.

Пурпур ветхий

Седьмой фрагмент

Оды к радости славят харит,
Пусть взвивают одесность рапсоды
И арма над еминой парит,
И лиются во здравие оды.

Ах, сиянна вишневая цветь,
Ах, гризеток чаруют менады,
Туне млечным садам багроветь,
Чают одниц хмельных колоннады.

Юных див обернули шелка,
Негой их дышат страстные фавны,
И зефирная сень высока,
И мучения наши подавны.

Одиннадцатый фрагмент

Вижди, ангелы мая темны,
Помнят чад ли юдольные сени,
Были к высям ночным взнесены
Всепорфирные эти сирени.

Господь-Бог, ничего, мы равно
Хмель пенатов алкаем о хорах,
И лием золотое вино –
Пара статуй в барбарских затворах.

И еще со подвальниц внесут
Мирру с вишнями, хлебов кармины,
И благих ангелочки спасут,
Присной цветию выбив емины.

Пятнадцатый фрагмент

Именинников ангели тьмы
Зло восчествуют маревом цвети,
Се на тортах и вишни, се мы
В течах смирны из ангельской нети.

Яко праздник, бегите сюда
С нощным ядом, кургузые Иды,
Пусть юдольная тлится Звезда,
О зефирности плачут сильфиды.

Пусть несут меловые цветки
К именинным столам юродные,
И во барве пеют ангелки
Сады тьмы, сады тьмы ледяные.

Семнадцатый фрагмент

Август пурпуром ветхим вспоит
Золотыя оцветники сада,
Виждь: еще бредники он таит
И еще веселы феи ада.

От бестенных и туне бежать,
Яко плакать сильфиды вернутся,
Будут, будут и сех провожать
Бледных мытарей, кои очнутся.

И тогда по червовым канвам
Опознают всех столпников мира –
С барвой неб, льнущей к темным главам,
И в струях ледяного эфира.

Девятнадцатый фрагмент

Сны хористок всебледных альков
Оторочил яркими шелками,
Тени звезд и небесных волков
За лепными горят потолками.

Бассариды одесным вином
Преливают златые куфели,
Дев чаруют пленительным сном,
Над столами взвивая трюфели.

Ах, в саду Шуберт дивно звучит,
Фурий лядвия меркнут о цвети,
И Геката-царица молчит,
Ночь лия во скульптурницы эти.

Дорогие читатели! Произведения Якова Есепкина изданы в России, США, Канаде, их можно приобрести в Интернете и элитарных книжных магазинах мира. Сейчас к изданию подготовлены книги «Сонник для Корделии», «Ars», «Эфемериды». Знакомьтесь с творчеством культового автора.

• Изданные книги Якова Есепкина: «Lacrimosa», «Космополис архаики» (первая и вторая части), «Порфирность», «Кривичские лотосы», «Траур по Клитемнестре», «Вакханки в серебре», «Хождения и пиры», «На смерть Цины».



8  Свободное общение / НЕ про Канаду / Re: Ad modum : 19 Сентябрь 2021, 15:30:20
Яков Есепкин

Палимпсесты

Песни меловниц

Третий фрагмент


Идофея волной поманит,
Меловницы оплачут сувои,
И золотность шары претиснит,
И Сирены вспоют нам из хвои.

Неотмирная черная цветь
Волн борейских, чаруй соваянья,
Хоть бы мытарям неба ответь,
Хоть бы жертвуй им холод сиянья.

Но безмолвно плеяды горят
И снега над венечием тлеют,
Где маруты с цветками парят
И жар-птицы во слоте алеют.

Семнадцатый фрагмент

В кубки чермные ночь солила
Цвет граната и тусклую млечность,
Иудицы сидят круг стола,
Пьют одесно за нашу калечность.

Биты сеи начиния мглой,
А и воям оне лишь угодны,
Мы ли вспеты Беллоной самой
И навеки, навеки свободны.

Зри, богиня, литые щиты
Со кровавым остьем и тенями,
Где мы барвою черной свиты
Под небес ледяными огнями.

Двадцать восьмой фрагмент

У Калипсо еще погостим,
Сладок острова плен, мы и сами
Волн бежать и чудес не хотим,
Дышит море ль Сирен голосами.

И куда возвращаться, куда,
Млечный путь указуют плеяды,
Но темна юровая Звезда,
А под ней веселятся гияды.

Славу будут меловницы петь
Всем почившим в нисане цветущем,
Лишь тогда и дадут нам успеть
Об осповнике, чернью тлеющем.

Тридцать четвертый фрагмент

Алкиона подскажет ли нам,
Где яркая золота сочится
Чрез всенощность и дарствует снам
Огнь зимы, коя ныне случится.

Перевиты хлебницы тесьмой,
На русалках виньеты блистают,
И лепнина окована тьмой,
И Щелкунчики с хоров слетают.

Ах, молчи, вековая тоска,
Озлачают пусть Райанон снеги
И юдоль будет присно ярка
Во сияньи чарующей неги.

Сангины и вишни

Первый фрагмент

Над сангинами -- чермная течь,
Аще красным лишь мы и писали,
Будем немостью вершников жечь,
Суе нас ангелочки спасали.

И опять хоры мглу прелиют,
В золотом веселятся менады,
И опять нас траурно виют
Сенью млечною царств колоннады.

Ах, то ангели неб, восточась,
Горних одниц внимают о цвети,
За какой мы стенаем, лучась
Темной слотой гранатовой нети.

Десятый фрагмент

Во креманках вишневый ли яд,
Знатны им антикварные столы,
Вновь ломятся оне у гияд,
Нас хлебницы манят и фиолы.

Где, Рудольфи, чернила твое,
Где письмо со фамильной виньетой,
Увершай, толока, питие,
Мы забвенны и Богом, и Летой.

Но хромые обручники злы
И несут колченогие панны
Темных вишен кутью на столы
Золотыя с червицею манны.

Двадцать первый фрагмент

Соведут нас виньетою тьмы,
Украсят апронахи звездами,
И с обводками течной сурьмы
Всеблагими поидем садами.

Не владетелям нощных пиров
Тайно плакать о шелках червонных,
Хоть бы зрите белену юров
Меж фарфора и смирн благовонных.

И пеют фарисеи одне
Яства августа, цветью чадною
Всё ведут и ведут нас в огне,
Мглу кадяше  сурьмой ледяною.

Двадцать седьмой фрагмент

Нощно станут герольды кричать
И оставим чертоги златые,
Се юдольности рдится печать,
Не реките – оне лжесвятые.

Сех глашатаев тьмы ли найдут
Ангелки, одесные владыки,
Диаменты к их ликам идут,
Слух всегорний их тешат музыки.

Лишь бессмертия ветхий эфир
Источат жрицы нег Терпсихоры,
Нас тогда о золоте порфир
Соявят небомлечные хоры.

Сорок второй фрагмент

Розы Асии негу лиют
Для отроков иных, буде лишни
Мы сейчас, пусть камены пиют
Барву неб и нектары из вишни.

Пресвятых не спасти, не спасти,
Нощно им о пасхалах томиться
И молчать во юродной желти,
А не Идам над семи глумиться.

Будет август веселие петь,
Будут миррою чела сотечны,
И тогда положат нам успеть –
Яко в небах скульптуры увечны.








9  Свободное общение / НЕ про Канаду / Re: Ad modum : 11 Сентябрь 2021, 12:33:45
Яков Есепкин

Палимпсесты

Отравленные яблоки гномов

Седьмой фрагмент


Мглу, Цитера-богиня, чаруй,
Флердоранж восплетай озолотой,
И с тийадами нощно пируй,
И чаруйся афинскою слотой.

Пусть горят огнем течным шары
И гирлянды, пусть нежатся Оры
И всеславят ночные пиры,
Заточая одесность в фарфоры.

Гои сядут за эти столы,
Чая шелки младых нимфоманок,
И царевны пребудут белы,
Тьму лияше из млечных креманок.

Тринадцатый фрагмент

Юных фей восковые шары
Заточат и холодных русалок,
И совьются в огнях мишуры,
Тая, локны хрустальных гадалок.

Иль вакханки серебро лиют
На чудесных пипах и коварных,
Вновь трюфели и пенистый брют
О столах взнесены антикварных.

Лишь нимфетки устанут зерцать
Шелк царевен, сребристые течи,
Меж бисквитниц начнут премерцать
С хвоей миррою витые свечи.

Двадцать девятый фрагмент

Святки, святки, Урания, вей
Млечной пудрой седых астрономов,
Чресл нимфеток и лон розовей
Отравленные яблоки гномов.

Шелки смяты и фижмы сняты,
Мгла искрится за снежною грудой,
Сны отравой и тьмой налиты,
Плачут феи над битой посудой.

Се начинье трюфельных пиров,
Се конфетницы с зимнею вишней,
Се и мы о золоте шаров –
Юдиц чаем и муки давнишней.

Сангины с тортами

Первый фрагмент

Именинные торты взобьют
Чермным кремом юдицы хмельные,
И пирующих див увиют
Цветом лилий герольды ночные.

Иль флиунтские млечны столы,
Иль наполнены ядом креманки,
Где одне  лишь царевны белы
И одне веселы нимфоманки.

Хвои терпкость воспоит альков
О немирном огне благовонном,
И под мглою златых ободков
Соявятся химеры в червонном.

Десятый фрагмент

Красной злати не будет и ель
Утемнится, погаснет атрамент,
И со гостий слетит черный хмель,
Вспомнят юны кровавый диамент.

Мы ли чаяли хладных сангин
И небес, и огня золотого,
Ид бежали и вечных ангин,
Пресвятое лелеяли Слово.

Аще истинно суе молчать
И юдицы легко хороводят,
В пир зайдем, чтоб хотя воскричать,
Как и мертвых царевен изводят.

Двадцать седьмой фрагмент

Торты белые с нежной армой,
Вишен дивных канва черневая,
Ах, и мы яд пием за Чумой,
Слави морок, юдоль грозовая.

Эти чермные шелки идут
Удушенным царевнам Эпира,
Их обручницы злые блюдут
В нетях мраморных вечного пира.

Хоть из дальних асийских брегов
Иль холодной Эолии спящей
Прелием тусклый мрак четвергов
Над всемлечною хвоей горящей.







10  Свободное общение / НЕ про Канаду / Re: Ad modum : 05 Сентябрь 2021, 09:36:15
Яков Есепкин

Палимпсесты

Оры и Волшебная флейта

Четырнадцатый фрагмент

И совитые миррой шары
Вновь на колких ветвях золотятся,
Ель тлеет под канвой мишуры,
Гномы тусклые ею цветятся.

Ах, Цитера-богиня, узри,
Как всемлечные блещут сувои,
О смарагдах чудесных гори,
Расточайся во таинстве хвои.

Станут юные феи взвивать
Ночи благостной яркие свечи,
И с тенями начнем пировать,
Восклицая жемчужные течи.

Шестнадцатый фрагмент

Гномы снежною пылью фарфор
Обовьют и Снегурочки, тая,
Из Эолии ветреных Ор
Будут ждать, календари листая.

Огнь конфетниц чарует столы,
Под хлебами начиние тлеет,
Всебелятся младые юлы,
Кто сейчас им отравы жалеет.

И Моцарт с нами яды пиет,
Локны бросив на веер кримозный,
И волшебная флейта лиет
Мелос темный в туман белорозный.

Двадцать восьмой фрагмент

Тает мирра флиунтских свечей,
Эфемерны и сны астрономов,
Леворуких зовут палачей
Ко вечерям и бархатных гномов.

Тон царевен идет к парикам
Герцогинь ли, невинных монашек,
Мел отравы союзен шелкам,
Пейте, Цины, из ангельских чашек.

И смущают десерты юнид,
Бланманже и пирожные в неге
Антикварной, и яд эвменид
Разлиется на елочном снеге.

Сангины с чернью

Одиннадцатый фрагмент

И опять лишь юдицы снуют
Меж фарфора и чаш златопенных,
И диамент больной прелиют
На сангины царевен успенных.

Гасят хвою властители тьмы,
Фей серебряных, яко шелками,
Овиют формалином, Чумы
Несть на домы их – пляшут с волками.

И манят антикваров столы
Тьмой конфетниц, завернутых в яды,
И о черных шелках веселы
Нас травившие нощно гияды.

Двадцать пятый фрагмент

Шелест ночи, Цитера, внимай,
Что зерцают иные богини,
Яко цветится елочный май
И шампанское пьют ворогини.

Письма темные слал нам четверг,
Хвоя жгла морок басмовых камор,
Но, следи, о лилеях изверг
Пишет кровию глину и мрамор.

Где легки соваянья белых
И успенных флейтисток, виются
Шелки черные юдиц презлых
И амфоры с отравою бьются.

Пятьдесят первый фрагмент

Хвоя вновь будуары пьянит,
Черных свеч и решетников узы
Жжет серебром, альбомы темнит
И сангины блюстителей Музы.

Сны меловниц чудовищ полны
Иль Звезда в них одесно блистает,
Жизнь есть сон, что рапсоды темны,
Аще елочный снег и не тает.

И начинут юдицы гасить
Нощно свечки всецарственных аур,
И, легко веселясь, преносить
С беломлечными шелками траур.





11  Свободное общение / НЕ про Канаду / Re: Ad modum : 28 Август 2021, 12:19:15
Яков Есепкин

Палимпсесты

Одницам

Одиннадцатый фрагмент


Август благостный сонно тлеет,
Залы дышат исчадием цвети,
Восточимся из темных виньет,
Нас ли помнят оцветшие нети.

Станут фурии бить зеркала,
Тесьмы будут вести ледяные,
И опять круг пустого стола
Соберутся во снах юродные.

Зри, колодницы, алча цикут,
Мажут халы сем воском нетечным,
И со цветью влекут нас, влекут
По тлеющим цетрарам всемлечным.

Пятнадцатый фрагмент

Ах, всетронного золота хлад
Совиет нас и в тусклых зеленях,
Чая горних одесных рулад,
Мы у Бога ль сидим на коленях.

Звери ночи терзают альков,
Нет участия к цвета лишенным,
Ах, от мраморных этих волков
Не спастись, не спастись оглашенным.

Ты боялась погони, смотри ж,
Как младенцам несут подаянья,
Как и зло одевает Париж
Темной барвою нимф соваянья.

Восемнадцатый фрагмент

Битых мглою скульптурниц темней
Пировые Асийского царства,
И царевны белы, и теней
Ярок шелк, сим и вишни – лекарства.

Ведьм напудренных сонм преследи
Золотая Геката-царица,
Мы бежим, а оне впереди,
С вей летит перманент ли, корица.

Яко бледные наши виски
Миррой ночи убийцы помажут,
Лишь тогда Богу неб ангелки
О мучениях агнцев расскажут.

Двадцатый фрагмент

Из цветниц источается тьма,
Дышит август роскошеством тленным,
Господь-Бог, иль сошли мы с ума,
Не внимаем ночам восхваленным.

Преявимся о млечных звездах,
Нам пасхалы затеплят Гияды,
Мы алкали белену в садах,
Пусть губители чествуют яды.

И букетники мглой сотекут,
Где черствились хлебы золотые,
И архангелы смерти рекут:
Лишь оне и были всесвятые.

Свечи и перманенты

Второй фрагмент

Се полеты валькирий в ночных
Тусклых небесех, Геба-царица,
Даждь не хлеба – свечей ледяных,
Где емины твое и корица.

Ветходержный фаянс отемним
Не звездами, а черною слотой,
Яко втуне бессмертие мним,
Ид соявим хотя под золотой.

И тогда с хоров нас различат
Эльфы темные, цветность взнимая,
И превидит Господь, как влачат
Мертвых агнцев о пурпуре мая.

Девятый фрагмент

Золотыя виньетки столы
Оведут, нощь восцветит лепнины,
И начнем, яко дивно целы,
Отмечать в цвете чар именины.

Расточайся небесной армой,
Славоимный июль, мы угодны
Розе мира, всяк сведен каймой
Именинной, а Иды бесплодны.

Пресмотри, по виньетам бегут
Змейки мирры и чермные течи,
И возбитость емин берегут,
Цветь лияше, каморные свечи.

Одиннадцатый фрагмент

Нам затворницы ночи цветы
Сонесут о незвездности камор,
Хватит ярусам неб высоты,
Аще в царствах немолвствует мрамор.

Но иные царевны влекут
Бледных юношей, се и винтажи,
Тронный шелк, се и дивно рекут
Чтицы од, и горят бельэтажи.

Это грации ль опер, лучась,
К хорам Гебы взвивают кармины
И скульптурность, где мглой преточась,
Наших камор тлеют бальзамины.

Двадцать девятый фрагмент

Мел гортензий укутала мгла,
Август выбил звездами аллеи,
Чаша дней, Александр, тяжела,
А легки Моргианы и Леи.

Это пир или тризна, каких
Не хватает урочеств бестенным
Феям снов, мы и чаем лишь их,
Чтобы тлесть, мишурой исплетенным.

И сапфирных дворцовых шелков
Тяжела кисея превитая,
И всенощно пылает альков
Мертвых див – се юдоль золотая.

Пятьдесят седьмой фрагмент

Лей, Эреб, слотный морок, виньет
Чуден блеск, меловые цевницы
Плачут нежно и нощность виет
Свой узор, и всещедры хлебницы.

О скульптурах юнетки, следи,
Негу чают, перил с диаментом
Не касаясь, бегут впереди
Герцогинь под ярким перманентом.

Ах, навеет ли сон золотой
Нам безумец, чтоб цветью увиться,
Где на ярусник ночи пустой
Мрак летит, в коем должно убиться.










12  Свободное общение / НЕ про Канаду / Re: Ad modum : 19 Август 2021, 15:14:52
Яков Есепкин

Палимпсесты

Ночь цветников

Третий фрагмент


Стены яркие мглой востемним,
Присновечной незвездностью камор,
Всяк успенный Аидом гоним,
Лей, юдоль, нетей слоту на мрамор.

Аще время цетрарам пылать,
Яко нощно мы идем скитаться,
Пусть обсиды распишут под злать,
Ей одной с миррой неб сочетаться.

И начнут бальзамины темниц
Истекать млечным воском эфирным,
И затлится остудность цветниц
Лишь свечением нашим порфирным.

Одиннадцатый фрагмент

Не за нами ль о цвети летят
Гончаки по июльским лепнинам,
Феи ночи спасти ли хотят
Бледных агнцев ко их именинам.

Отвернулась Геката – и вот
Нет надежды к юродным склониться,
Васильками источен кивот,
Мы с блядями не будем цениться.

Капители ночные темны,
Се, увидеть не чаем Париж мы,
И тянут нам в цветочные сны
Иды остья и черные фижмы.

Двадцатый фрагмент

Лей, Урания, слотную мглу,
Ангелки пусть еще возлетают,
Расточая каменам хвалу,
Неб альбомы царевны листают.

Сколь щедрые пиры истеклись,
Яко вишни столы оцветили,
Со камор возалкаем: белись,
Кто в черни, мглы кого и почтили.

Нас ли небеси черные зрят,
Всетоскуя о мертвых Эолах,
Где порфирные вишни горят
На затекшихся кровию столах.

Двадцать восьмой фрагмент

Дионисии, время пеять
И немолчных камен сторониться,
В фижмах сем и цветках вопиять,
Меж иродиц на хорах темниться.

Не скульптурам урочно письмо,
Сон и негу виньет мы избыли,
Нас бессмертие пело само,
Наши муки и вдовы забыли.

А еще восхотят феи неб
Пресладиться, лишь одников чая –
И пурпурный им вынесем хлеб,
Цвет бессмертный и мглу излучая.

Сны антикварных богов

Восьмой фрагмент

Шелком темным юдиц обовьют
Белоснежки и грации пира,
Пусть оне меж фарфоров снуют,
Удивляют гостей из Эпира.

Яко скульпторы немы и речь
Боле некому, одницы, славьте
Фей златых и чудесных, сиречь
Королевен, их лядвия плавьте.

Нет прекраснее див и белей,
Туне Иды серебро мешают
В пышный хлеб и червицей лилей
Торты, взбитые мглой, украшают.

Восемнадцатый фрагмент

Королевские гербы мрачны,
Спят глашатаи вечных терзаний,
Ах, одне ль фавориты Луны
Неотмирных бегут истязаний.

От юродивых суе бежать,
Нас догонит веретищей смурность,
Королев ли седых ублажать
Их пажам, всеклянущим амурность.

Что и траур юдицам носить
По каменам и принцам наследным,
Аще феи сбежались – гасить
Шелки черные пламенем бледным.

Пятидесятый фрагмент

Иль парчовые фижмы горят
На мелованных чреслах юнеток,
Цины бледные локны дарят
Вещунам и серебро монеток.

Ягомости, алмазные фри
Лишь диамент пиют и эфирность,
Се бисквиты с отравой внутри
И конфетницы – где их зефирность.

И манят антикварных богов
То ли шлейфы, то ль перси нежные,
И следят из пустых четвергов
За царевнами гномы блажные.



13  Свободное общение / НЕ про Канаду / Re: Ad modum : 07 Август 2021, 12:12:17
Яков Есепкин

Палимпсесты

Ночи у Аида

Пятый фрагмент


Оторочен звездами покров
Млечной антики, плачут рапсоды,
Пьют валькирии негу пиров
И лиются кримозные оды.

Се, зерцаете, юдольно молчат
Ныне одницы, емины стынут,
Аще юдиц волхвы соличат,
Эльфы темные ль смертников минут.

И уже не пеют ангелки,
И незвездная тлится холодность,
Где разбилась, разбилась в куски
Неб порфирных точеная сводность.

Четырнадцатый фрагмент

Мы ль у Гестии дивно гостим,
Рею слышим, чаруя Аида,
Уходить из пиров не хотим,
И надмирно сияет Ирида.

Хлебы темные дивы несут
К озлаченым столам, на фарфоры
Льется ночь, ах, царей ли спасут
Пламена, кои цветили Оры.

Ах, мгновенье, замри, этих нег
Дождались мы одесно, воскресни,
Тень Эдема, где траурный снег
Жжет меловниц холодные песни.

Девятнадцатый фрагмент

Рождество, новолетия блеск,
Снег на арках, венечные своды,
Се мистерия, се и бурлеск,
Но бессмертием дышат рапсоды.

Меж колонниц вакханки мелькнут
И дворцовый избудется траур,
И с тенями царевны уснут
В картонажах и млечности аур.

Ах, продлитесь, земные пиры,
Мы ль чудесную мглу не воспели,
Пусть лиют чрез огонь мишуры
Нимфы цветь из горящей купели.

Тридцать четвертый фрагмент

На сангины лиется арма
Вин чудесных и ангельских брашен,
Мы во красном, немолвствуй, Чума,
Нам твой мрак за Аидом не страшен.

Яствий дивных ко столам внести,
Это празднество Дафна почтила,
Что и мгла, ей ли барвы плести,
Сколь решетницы ночь воплотила.

Будут глорию петь ангелки
Всем забвенным о мраморной цвети,
И лавровые с чернью венки
Нам собросят плеяды из нети.

Сны мертвых царевен

Второй фрагмент

Дивы юные, в темных мурах
Заточит вас холодная млечность,
Пейте ж негу, таясь о шарах
Золотых, пойте нашу калечность.

Как чудесно сверкают оне,
Как горят наднебесной золотой,
Сонмы граций взыскуют к весне
И чаруются млечною слотой.

Будут феи ночные следить
Хороводы русалок успенных,
И Снегурочек томных студить,
Воск из кубков лия мертвопенных.

Девятый фрагмент

Сомерцай, бледных граций альков,
Лона тусклые шелком червонным
Вей о ночи, се ночь цветников
Под зефирным огнем благовонным.

Ханукальные свечки тлеют,
Их ли эльфам гасить кружевами
Дев нагих, пусть вакханки лиют
На бисквиты серебро с тенями.

Эти столы и мы отеним
Звездным хладом, серебряной цветью,
Яко небами пламень храним,
Не возжегший мосты к Новолетью.

Четырнадцатый фрагмент

Во басмовых шарах заточит
Дивных юн всехмельная Эрата,
И царевен любви научит,
Им рифмовник явит из карата.

Негой, негой сумрачной полны
Золотыя виньетки и свечи,
Лишь менады о хвое бледны,
Лишь и тусклы алмазные течи.

И на хорах пеют ангелки
Неотмирные оды, зерцая
Сколь чудесные феи легки,
Сколь виются оне, премерцая.

Двадцать седьмой фрагмент

Се Никейского царства арма,
Се высокий Эпир застилает
Негой шелки, Эгина сама
В огневейном фарфоре пылает.

Восточайся, одесность, лети
К нашим темным рождественским столам,
Диаментами неба цвети,
Наущай петь юнеток Эолам.

Пусть алмазным огнем увиет
Царь Аид цветь порфирного хлеба,
Где на ярусы ночи лиет
Мглу серебра всехвойного Геба.





14  Свободное общение / НЕ про Канаду / Re: Ad modum : 29 Июль 2021, 11:24:42
Яков Есепкин

Палимпсесты

Млечный цвет граната

Девятый фрагмент


Нощно станут зерцала сиять
И огни будут ровно клониться,
Яко суе к теням вопиять –
Время Божиим ангелам сниться.

Это мы ль во обрамниках мглы
Цветь лием, всепрощально сияя,
Нас ли эльфы садят за столы
И отравою потчуют, Ая.

Так лишь, может, иродицы мстят
Бледным юнам и принцам калечным,
И, ярясь, мимо замков летят,
Свитых цветом томительно млечным.

Тридцать второй фрагмент

Чермной цветью сангины виют
Аониды беспечные, нем ли
Пир колодниц, ах, дивно пеют
Хоры ангелов небесей, внемли.

Всё еще на букетники роз
Ниспадают асийские шелки,
И чаруются юны от грез,
И со ядом теряют иголки.

Мнемозина, иди и смотри,
Как в серебре иудицы бьются,
И о вретищах плачут цари,
Коим звездные оды поются.

Сорок первый фрагмент

Золотых меловниц голоса
Тонкий слух ангелков ублажают,
И чаруют еще небеса,
И царицам ночным угрожают.

Мы внимали их негу, следя
Грозовых перевалов теснины,
И пурпурного чая дождя,
Ограняли слезами лепнины.

Где и плач неботечных цевниц,
Звуки дивные северных песен,
И о блеске эдемских цветниц
Чудным скульптором хор их вознесен.

Пятидесятый фрагмент

И в божницах волошки горят,
Се обрядная тусклая цветность,
Премолчат ли, еще говорят
Фарисеи – мы чаем изветность.

А и сами во млечной смуге,
Под звездами на темной старизне,
Всё летим и летим по дуге
Ледяной к садом веющей тризне.

Яко агнцев с небесной тверди
И не видно чрез горние цвети,
Хоть взалкаем ко Богу: следи,
Как всенощно мы тлеем о нети.

Пятьдесят девятый фрагмент

Холодна ль ночь асийских цветов,
Мы ли вспеты самой Прозерпеной,
Се – колодницы с нитями ртов
Под юродной затекшейся пеной.

Может, бросят еще ангелки
Хлебы им со своей верхотуры,
Мы у Ид на помине легки,
Мы временные тоже скульптуры.

И Господь преглядит, преглядит,
Восточась из цветниц несомерных,
Как полеты валькирий следит
Ангел снов меж скульптур эфемерных. 

Соваяния

Второй фрагмент

Яко вретища в звездах темны,
Минем падшую суе Отчизну
И явим фаворитам Луны
Присномлечную с желтью старизну.

Внемли, внемли пеянье цевниц,
Мы одесно сейчас пироваем
Во смуге несомерных цветниц
И осповники звезд не скрываем.

Лавр гранатовой тьмой ли увьют,
Дафны шелки и яства излишни
Столам ночи, о коих лиют
Нимфы злато на черные вишни.

Тринадцатый фрагмент

Золотое вино прегорчит,
А одно веселятся гиады,
Ангел неба юдольно молчит,
Феб ли алчет садовой услады.

И зачем нас хотят упоить
Сонмы этих альковниц успенных,
Тьму Гекаты еще растроить
Не могли чаш владетели пенных.

Мы, Господе, безмолвно стоим,
Не пием и веселья не чаем,
И в перстах мирру ночи таим,
И скульптурных юнеток прельщаем.

Тридцать второй фрагмент

Тусклой пудрою мгла овиет
Ночь фамильную, снов пировые,
И тогда из кровавых виньет
Соточимся, как будто живые.

Стол июльский нещадно горит,
Помнит наши юдоль именины,
Барвой сей налиен лазурит,
О фарфорах точатся кармины.

Ах, вседенно пылают оне,
Где лишь темные эльфы пируют,
И сукровицей вишен в огне
Изваянья немые чаруют.


15  Свободное общение / НЕ про Канаду / Re: Ad modum : 22 Июль 2021, 15:41:43
Яков Есепкин

Палимпсесты

Мистерии Алмазного царства

Восьмой фрагмент


И на хвое серебро горит,
Ночи сонник всемлечен и ярок,
Пусть Цитерия эльфов мирит
С черным снегом и желтию арок.

Ах, волшебные темные сны,
Длитесь, длитесь, на вас уповаем,
И шелками царевн ложесны
Совием, и еще пироваем.

Нам венечья богини куют,
Черной желтию их отемняют,
И вакханки в серебре пеют,
Коих юдицы нощно сменяют.

Тринадцатый фрагмент

В темном блеске рождественский хор
Витых златом Снегурочек тает,
И дьяментами блещет фарфор,
И над хвоей одесность витает.

Чуден снег, ночеимных картен
Мгла светится всеяркой Звездою,
И царевны бегут веретен,
И поят их успенной водою.

Рамен белых мерцанье во снах
Эльфы чают, сияй, аонида,
Зри -- Циана о млечных волнах
Бьется вновь пред очами Аида.

Девятнадцатый фрагмент

О коньячных бисквитницах мгла
Нависает всехвойная, царе,
Вьется мускус над златом стола,
Пироваем и мы, Валтасаре.

Аще в матовой хвое горят
Див хрустальных белые рамена,
Пусть фиады легко воспарят
И откупорит ночь Мельпомена.

И начинут русалочки тлесть,
Пышность лядвий тисня кружевами,
И, белясь, их позволят овесть
Феи нег золотыми канвами.

Двадцать первый фрагмент

Из Алмазного царства Эол
Ветр борейский нашлет и сувои,
И в душистой аурнице смол
Расточится изысканность хвои.

Тусклых ярусов негой полны
Серебристые эльфы и гномы,
И Снегурочек томные сны,
Мглу всечая, следят астрономы.

Шелком Геба царевн увлечет,
Воск их персей холодных оплачет,
Где меж темных иглиц Звездочет
Бледных кукл от Урании прячет.

Соваянья с заколками

Седьмой фрагмент

Яства чудные к столам несут
Молодые наложницы Гебы,
Хвоя блещет, кого и спасут
Ангелочки, восдарствуя небы.

Ягомостей, Эрата, встречай,
Пусть звучат дифирамбы и оды,
Нимфоманок белых совращай
Иль томи, пусть хмелеют рапсоды.

Ах, и мы ль веселы, яко нег
Льется, льется арома вдоль камор,
И белит присно елочный снег
Темный наш всеувеченный мрамор.

Двадцать первый фрагмент

Жжет юдиц огнь всечерных шелков,
Траур им емин пышных милее,
Соваянья чаруют альков,
Юне всякой дарят по лилее.

Темной хвое гореть и гореть,
Что ж виллисы легко хороводят,
И царевен манят – умереть,
И обрядные песни заводят.

Феи бледные, танцы, венки,
Се январь иль цитрарии  мая,
Где с чермами пеют ангелки,
Кольца, свитые кровью, взнимая.

Пятидесятый фрагмент

Ах, пиры, ах, чудесная мгла,
Золотыя царевны о шелках
Нас восждут и сидят круг стола
В диаментовых тусклых заколках.

К тем сангинам и как подойти,
Мы алмазною млечностью дышим,
От истечий лилейной желти
Юных граций не зрим и не слышим.

Яко вышло юдицам носить,
Веселясь, ядный траур и свечи,
Хоть бы станем их нощно гасить,
Кровь лия на дьяментные течи.


• Дорогие читатели! Произведения Якова Есепкина изданы в России, США, Канаде, их можно приобрести в Интернете и элитарных книжных магазинах мира. Сейчас к изданию подготовлены книги «Сонник для Корделии», «Ars», «Эфемериды». Знакомьтесь с творчеством культового автора.

• Изданные книги Якова Есепкина: «Lacrimosa», «Космополис архаики» (первая и вторая части), «Порфирность», «Кривичские лотосы», «Траур по Клитемнестре», «Вакханки в серебре», «Хождения и пиры», «На смерть Цины».




Страниц: [1] 2 3 4 ... 9